Авторизоваться | Зарегистрироваться | Начальник
Alternative · Chanson · Classica · DJ/Dance · Folk · Hip-Hop · Jazz · Pop · Rock/Metal     
MusZone.ru  НОВОСТИ  РЕЛИЗЫ  АФИША  ОБЪЯВЛЕНИЯ  НАШ ВЗГЛЯД  ИСПОЛНИТЕЛИ  ЗАМЕТКИ  РАДИО  ПОЛЕЗНОЕ  ФОРУМ  КАТАЛОГ 
 

«Запрещенные барабанщики»
07.07.2016 14:00, Москва.
ВДНХ











IV. Александр Lioppa Лепехин: Наркоман – он дурак, но..

19.10.2006г.
- «Секс, наркотики и рок-н-ролл» - насколько справедлива эта формула?
А.Л.: Ну, как сказать. Секс все-таки круче. Наркотики… Ну, каюсь, было. Все-таки секс и рок-н-ролл покруче будут. Суммарно. А можно и по-отдельности. Да, конечно, ходят анекдоты, что рок против наркотиков - все равно, что пчелы против меда. Но как говорит один мой друг, очень приятно быть одновременно веселым, умным и трезвым. Испытываешь за себя неимоверную гордость. Когда человек под кайфом, иногда бывает, пишутся очень интересные вещи, открываются очень интересные сущности в философском понятии. А потом такое похмелье наступает. Очень неприятно. У меня просто очень печальный опыт общения с наркотиками. Никому не буду советовать. Пускай кто-то ширяется, колется, курит, нюхает, в глазки закапывает, при этом играет рок-н-ролл, считает себя очень крутым рокером, очень андеграундным человеком. Это его дело, в конце концов. Но я бы не советовал.

- Т.е. в твоей жизни были наркотики?
А.Л.: Были. Именно были, потому что с октября 2004 года они как-то сами собой испарились. Самый печальный опыт – это с одиннадцатого класса на первый курс. Я общался с одной компанией, честно говоря, от нечего делать, и они предложили попробовать так называемые шаманские грибы. Т.е. поганки. Я попробовал, и это ощущение мне понравилось. Потом еще, еще и еще. А потом у меня случился передоз и практически клиническая смерть. Это было очень неприятно, мягко говоря. С тех пор ничего тяжелее травы я не употреблял. Но травку курил достаточно часто, когда не за рулем. А с октября как-то угасло и это желание дополнительно себя стимулировать, и я, наверное, даже не пил с того года. Я постоянно за рулем, постоянно репетиции – некогда просто. Потому что были опыты выступления под кайфом или в пьяном состоянии. Но память-то все откладывает, все фотографирует, и утром думаешь: «Какие же ты ужасы на сцене творил-то! Как же ты хреново играл!» Это неприятно вспоминать. А сейчас таких проблем нет, и я рад этому.

- Расскажи о своем первом разе.
А.Л.: Вообще, я с восьмого класса увлекался химией. Как у нас появилась в школьной программе химия, так я ею и увлекался. И прочитал в учебнике по органической химии, как синтезируют метиловый эфир уксусной кислоты. Ну, синтез прошел достаточно успешно. Торкнуло меня не по-детски. Появилась эйфория такая приятная и сонливость. Вот это сочетание эйфории и сонливости – это было интересно. Но я человек немного параноидальный, в плане того, что я всегда люблю предчувствовать опасность, а не сталкиваться с нею лицом к лицу. И я понял, что если сейчас что-то произойдет, то я этого не предугадаю, и меня охватила такая паника, что я вытрезвился. Это когда хмель сходит при сильном стрессе. Я не знал же, какую дозу я принял, и не будет ли у меня передоза. Я запаниковал, и голова как-то сразу очистилась. Хорошо еще, что дома никого не было, и я успел всю квартиру проветрить. Прошу отметить, что синтезировал я на кухне. Мама до сих пор иногда говорит, что на кухне у нас какая-то нездоровая атмосфера. Это и был первый опыт. Но, собственно говоря, это не знакомство с наркотиком как таковое, а знакомство с неудачным экспериментированием. Меня потом в институте на кафедре полупроводниковой технологии отучили смешивать разные вещества, не посмотрев предварительно в книжечку, чтобы узнать, что же из этого получится.

- Как долго ты употреблял наркотики, и что побудило бросить?
А.Л.: Вот с лета после одиннадцатого класса и до октября 2004 года с неким непериодическим интервалом. Ну, соберемся с друзьями, накуримся. Или период, когда я в течение двух месяцев каждую неделю употреблял грибы LSD. Но я хочу сказать, что мне, видимо, повезло, потому что к LSD я не привык. У меня случился вот тот шок с клинической смертью, и меня это отпугнуло. К траве я тем более не привык, потому что случалось это достаточно редко – раз в пару недель, раз в неделю. Все зависело от настроения, от времени, от занятости. А бросил в итоге потому, что просто как-то расхотелось, перестало доставлять удовольствие, не было ничего нового в этом, да и дел было полно, для которых требовалась чистая голова.

- Творческие люди часто, по их словам, стимулируют наркотиками творчество. Чем стимулируешь его ты?
А.Л.: Ну, во-первых, сексом. Это очень сильный стимулятор, на самом деле. Кстати, хочу сказать, что многие стихи, которые я сам могу назвать сильными, хотя я очень критично к своим стихам отношусь, они были написаны после таких, извините за подробности, половых актов, что мама не горюй. Сломанные кровати – это меньшее из всего, что там происходило. Во-вторых, один из основных стимуляторов в творчестве – это куда-то поехать, что-то увидеть. Я могу целыми неделями безвылазно сидеть дома, потом позвонит какая-нибудь личность, скажет: «Давай рванем за город», или «Я тут в Питере нашла такое место – давай пофотографируем». И вот я могу прямо там же на месте засесть с блокнотом и начать строчить. Причем, в половине случаев это будет, конечно, откровенная лажа, но иногда получаются очень солидные вещи. Как советовал Маяковский: «Записывайте все, что приходит в голову, потому что в этой руде обязательно будут крупицы золота». И эти крупицы потом надо просто отсеять. Т.е. практически, для меня стимулятор – все, что происходит вокруг. Главное – это не обращать свою фантазию внутрь, т.е. не переваривать самого себя, а обращать ее вовне, на окружающий мир, на людей, которые рядом с тобой. Это будет здорово. Потому что, если сидеть на попе ровно и ждать, когда придет вдохновение, то мозги закипят, и это будет еще хуже наркотиков.

- На твой взгляд, насколько в твоем творчестве затрагивается тема наркотиков? Нужно ли вообще говорить об этом со сцены?
А.Л.: Затрагивалась. Писались такие стишочки в духе группы «Пятница», подражания Бобу Марли, что-то на тему травы, в духе группы «С.О.К.» Но как подражания. Любой человек в своем творчестве ориентируется на творчество других. Он от этого отталкивается и затем что-то свое пишет. Т.е. анализируй и синтезируй. Было и такое, но это неблагодарная тема. Если писать о том, как это здорово, то это здорово только тебе, а кого-то это может вообще не вставлять. Вот, например, у меня есть знакомые, которые говорили: «Ну, курил я эту траву. Ну и что? Не вставило меня». А сейчас я не знаю, честно говоря. Так вот напрямую не затрагивается, а если искать какие-то аллегории и параллели, то может быть. Я вообще, когда стихи пишу, не слежу за тем, что я пишу, а потом когда перечитываю... Как будто другой человек за меня пишет. А вот нужно ли говорить… Я не знаю, нужно ли говорить со сцены о крутых кроссовках такой-то фирмы. Наркотики, кроссовки, велосипеды… Как говорил Гера Моралес: «Вот я люблю кататься на велосипеде. Ой, мне так нравится кататься на велосипеде». И минут пять со сцены втирал про то, как круто кататься на велосипеде. То же самое. Говорить со сцены, что наркотики – это здорово, или что наркотики – это плохо, по-моему, никакой разницы. Человек умный и сам знает, что наркотики того не стоят, а человек глупый… Ну, я не знаю, что с ним делать. Наверное, надо учить, но со сцены ли. Тяжело, потому что в любом случае разговор о том, влияет ли человек, который стоит на сцене, на человека, который стоит перед сценой, - это отдельный большой разговор. Пропаганда и «за», и «против» меня никогда не прельщала, а пошутить на эту тему можно. Скажем так: не пошутить даже, а поиграть. И кто что возьмет из этой игры, это уже проблемы человека, который будет над этим думать, и, наверное, проблемы общества, которое воспитало такого человека.

- Ты за или против легализации легких наркотиков?
А.Л.: Тяжело сказать. Очень тяжело, потому что у нас очень дурная страна. У нас не сформировано взаимоотношение «человек-стимулятор». У нас водку пьют так, что по подворотням валяются. Уж на что, казалось бы, должна была за многие века выработаться эта культура взаимоотношений «водка-человек» у русских людей, а ничего не выработалось. Так и с наркотиками: если их легализуют, так же будут по подворотням валяться, только, я думаю, более молодые люди. То же самое можно сказать на тему «запретный плод сладок». Нельзя трава? Хорошо, а мы добудем, потому что нельзя, а значит прикольно. А если трава можно… Да я лучше пива попью. Честно говоря, приятнее. А травка горло дерет.

- Наркотик – это смерть или свобода, способ жить как хочется?
А.Л.: Знаешь, если человек умный, то в стимуляторах ничего плохого нет. Тот же героин был в свое время выработан как средство от всех болезней. Морфием, насколько я помню, кололся Шерлок Холмс. По-моему, он еще и опиум курил. Если человек контролирует себя, если он знает, что сегодня он не может своими средствами никак справиться со стрессом и с умственной нагрузкой, если сегодня ему очень нужен стимулятор, так же как машину надо периодически смазывать то да, наркотики помогут. Но тогда это не наркотики, а лекарство. Как соль: мы ее в пищу добавляем, а в больших количествах это яд. Если стакан соли съесть, то это верная смерть. Все зависит от количества и отношения. Т.е., чтобы окончательно оформить точку зрения, наркотики – это лекарство, но это еще и яд. Главное – подходить с умом. Они могут быть и смертью, и свободой.

- Почему люди решают попробовать?
А.Л.: Много причин есть. Кому-то просто интересно. Кто-то кому-то сказал, что слышал как один чувак ширнулся, и его торкнуло, и было круто. «А почему же я не могу получить такое же удовольствие?» И он идет и колется или курит, или нюхает. Кто-то хочет таким образом стать взрослым. «Если я буду курить, то я стану большим, взрослым и все будут меня уважать». Понятно, что не все вокруг, но все в его среде, в его маленьком социуме. А кто-то действительно от безысходности, кто-то ищет в наркотиках помощи, спасения какого-то. От самого себя в первую очередь. Таким людям просто надо помогать. Мы, на самом деле, очень слепы, т.к. не видим, когда другому человеку плохо. И многих случаев наркозависимости можно было бы избежать, если бы мы вовремя увидели, помогли человеку, уберегли его, показали ему, что можно и в самом деле быть трезвым, умным и веселым одновременно.

- Возможна ли зависимость с первого раза? Почему люди повторяют попытку снова?
А.Л.: Кому-то нравится. А кто-то уже не может отказаться. Ведь сейчас, собственно говоря, не идет разработка более сильных наркотиков, а идет разработка наркотиков, к которым сильнее привыкают. Т.е. они могут не производить такой сильный эффект на сознание, но отказаться от них уже никак. И это страшно. Это уже дело не в наркотиках, а дело в людях. Тех сволочах, которые хотят срубить денег любым путем, и им глубоко наплевать на тех, кто принимает эти наркотики, главное, чтобы они денежки несли. Честно говоря, я не столько презрительно или с жалостью отношусь к наркоманам, но дайте мне ружье и адреса тех, кто им продает... Я могу ошибаться, но героин, кажется, сейчас делают с такими присадками, чтобы человек привыкал именно с первого раза. Достаточно известная схема того, как это все делается. Подходит в клубе кто-нибудь, предлагает нахаляву попробовать. Не потому, что он добрый такой, а потому что ему подсадить надо. А человек укололся, ему понравилось, и он уже знает, куда бежать за этим нужно. А второй раз, естественно, халявы уже не будет. Но к траве, кстати говоря, я не привыкал. К грибам тоже не привыкал. А героин я не пробовал и пробовать не стану.

- Как перебороть в себе психологическую зависимость?
А.Л.: Как говорит один мой знакомый: «Найти легальную отмазу». Т.е., например: «Я бы сейчас покурил бы травки, но мне надо везти своих музыкантов на репетиционную точку, потом везти их всех обратно. Это пробки, это милиция, это нервы. Ну, нафиг, не буду курить, а то еще въеду куда-нибудь». Т.е. нужно находить себе какой-то моральный стимул, какой-то стержень, за который можно схватиться. Кто-то это может трусостью назвать: «Ты не умеешь ездить под травой». Да, не умею, не хочу и не рвусь.

- Кто виноват – наркоман или общество?
А.Л.: Если бы наркотиков не было, на них бы не подсаживались, это раз. Но если человек – дурак, то это надолго. Т.е. если он попробовал, ему понравилось, и он дальше побежал, а не схватился за голову и не подумал, не пошел своевременно лечиться, то он просто дурак. Я думаю, что можно вылечиться. Есть люди, которые из таких ломок вылезали, что страшно представить. Я считаю, помочь можно любому человеку. А если он отказывается от помощи, то виноват он сам. Как было написано у Евгения Шварца в пьесе «Убить дракона» от лица сэра Ланселота: «Я трижды был ранен смертельно. Все три раза меня ранили те, кого я спасал». Действительно, когда пытаешься человеку помочь слезть с иглы, а он в ответ тебя грабит, калечит, оскорбляет, то наркоман виноват сам.

- Как можно справиться с ситуацией с наркотиками в России?
А.Л.: Не знаю, честно говоря. Сложно так вот сразу предложить решение. Хоть я и не люблю пропаганду, но, думаю, тут пропаганда должна быть более жесткая. Да, конечно, это будет бесчеловечно, если, например, показывать скрюченное тело со словами, что этот человек умер от наркотиков. Но это будет тот шок, который может многих уберечь. Шоковая терапия все-таки действенная. Ну, и нужно ужесточить контроль. Откуда у нас в стране наркотики появляются? Либо растят у нас, либо импортируют. Как бороться с импортом? Надо бороться с коррупцией на таможнях. Как бороться с тем, что выращивают у нас? Опять же, надо бороться с коррупцией в МВД. Я почти уверен, что просканировать территорию России современными средствами наблюдения очень легко. Современные военные разработки даже нашего загубленного ВПК позволяют это все отследить. Вот у нас поле мака. Так давайте его вырубим или сдадим на медицинские цели. Очень многие препараты требуют опиатов. Но приходит какая-нибудь большая денежка товарищу, который за этим следит, и он все это дело прикрывает. Соответственно, идет поток наркотиков, люди страдают, кто-то торгует и наваривается. Я, конечно, понимаю, что предложение бороться с коррупцией не блещет новизной. Но очень хотелось бы. Иногда хочется проснуться и понять, что у нас все хорошо, или хотя бы меняется в лучшую сторону.

- Как ты относишься к законопроекту, по которому наркоманов будут сажать в тюрьму за употребление наркотиков?
А.Л.: Негативно. Потому что наркоман – да, он дурак, но он фактически преступление не совершает. Он совершает ошибку. Потому что в какой-то момент в нем начинает говорить не его разум, а какие-то низменные животные желания и стремления. В любом человеке борется божественное, хотя я в принципе атеист, и звериное начала. Вот наркотики помогают победить именно звериному. И для того, чтобы помочь победить божественному началу, сажать бесполезно. Наркоман в тюрьме еще более озлобится и оскотинеет. А чтобы это понять, надо просто сходить в любую из наших тюрем на экскурсию. Вообще, все наши тюрьмы – это такое место… Вспомнить хотя бы Солженицына, что он писал. С тех пор если что и изменилось, то только в худшую сторону. Красть стали больше, сажать в одну камеру в большем количестве, условия стали хуже. Я сам не сидел, но есть знакомые. Слава Богу, они оттуда выбрались. И, слава Богу, большая часть из них осталась людьми. Сажать нельзя. Лечить надо, помогать. Я думаю, что любовью и дружбой можно исправить практически все.

- Музыка – это наркотик?
А.Л.: Да. Такое состояние еще даже лучше, чем наркотическое опьянение, потому что оно естественное, оно все из себя. Слушаешь что-то и понимаешь: да, это класс, это кайф! Я не могу словами описать. Это эмоции, а их не всегда можно выразить. А когда играешь сам, то тоже очень приятно. Очень приятно, когда получается именно то, что ты хотел сыграть. Ну, и естественно, когда выступаешь, когда понимаешь, что та музыка, которую ты играешь, она людям нужна, она людям нравится, люди тоже испытывают от этого удовольствие. И вот этот резонанс между слушателем и музыкантом играет очень большую роль, от него тоже большое удовольствие испытываешь.

(с) Cat, muszone.ru, 2005






Читать также:

Презентация нового альбома "Ангел и девочка" Ольги Арефьевой и "Ковчега" состоится в ЦДХ 26 марта!

В ноябре 2016 года JackAction представили свой новый альбом «Atmosphera»!

Певица Nova выпустила клип на свою песню «

5 августа на "Винзаводе" Therr Maitz отметят свое пятилетие большим летним концертом на открытом воздухе.

Максим Фадеев, слова — Ольга Серябкина, вдохновение — лето’2016! Это первая песня проекта, записанная в новом составе

12 и 13 февраля 2016 года в Центральном Доме художника выступит уникальный творческий коллектив - Хор Валаамского монастыря

Увидеть клип можно уже скоро на всех официальных ресурсах Влада Топалова и Kristelle, а также на музыкальных каналах.

Нам хотелось составить немного сумасшедший видеоряд на красивую, легкую песню, чтоб она не была уж шибко «приторной»

Съемки клипа на эту песню прошли в Грузии, в ста километрах от Тбилиси. Режиссёром клипа стал сам Резо Гигинеишвили.

Фронтмен известной американской группы Limp Bizkit Фред Дёрст в интервью радиостанции Rock FM заявил, что хотел бы получить гражданство РФ.




Вы можете оставить свой комментарий. Не забывайте, что все дискуссии на сайте модерируются. Не стоит материться, хамить, оскорблять других участников дискуссий, переходить на личности - эти реплики будут удалены.
Также помните, что реклама, флуд и спам приведут к вашей блокировке.

Добавление комментария
Пожалуйста, придерживайтесь темы публикации.



Подпись:
Введите число:12+5=


Всего комментариев: 0




Влад Мансуров
автор
Илья «SoL» Солодов
вокал
Игорь Лучин
БАРД-РОК
Виталий Матюхин
вокал, гитара, тексты, музыка

Умею любить... 2009
Дождь 2010




О MusZone.ru | Партнерам | Пользовательское соглашение | Реклама | Ноты | Кааталог mp3 | Контакты | RSS



2005-2016 © Muszone.ru